пособие по безработице в Германии

Тут вот какое дело. Всколыхнула медиа-пространство Берлина новость: на просмотр квартиры в 54 метра пришло 1749 человек (32 на метр, между прочим). А все почему? Потому что стоила она со всеми коммунальными платами 550 евро и находилась в пределах кольца. Таких цен в Берлине нет уже много лет, пожалуй, уже как минимум с десяток лет.

Берлин (да, понятно, джентрификация, глобализация) растет и теряет шарм, которым славился в 90-ые. Ровно 30 лет потребовалось городу, чтобы из бедного, серого, свободного и сексуального стать дорогим, нерезиновым, пропитаться соевым молоком и запустить в свое пространство акул недвижимости. 

Пустыри вдоль стены с восточной стороны застроены, жилья в городе строят достаточно: достаточно мало и достаточно дорого. Позволить себе это жилье могут в большинстве своем только — извините — гребаные стартапщики. Хотелось бы сравнить ситуацию с Сан Франциско: равно как и там в Берлине разработчики с бордов и из кофе-шопов внезапно и стремительно пересели в кресла директоров. 

Есть одно различие: в отличие от гугла или яблока местные ничего не достигли, кроме хайпа Берлина во всем мире. На сотню ежемесячно открывающихся стартапов до сих пор есть только один Zalando, достойный упоминания на международной арене. 

Следствие: в этом городе нищих художников, студентов и оставшихся каким-то чудом восточных немцев появилась очень быстро разбогатевшая молодежь. Появились они давно, но начали навязчиво раздражать особенно теперь. 

Цены летят в космические дали. Те же смертные, кто раньше мог позволить себе снять квартиру в черте кольца, давно бороздят просторы близлежащих земель: Бранденбурга, а то и Саксонии. Там и цены адекватные, и детские сады не забиты, и на немецком пока понимают, суматохи и хипстеров нет, да и соевое молоко с флэт уайт — редкость, в основном просто добротный кофе с молоком, вероятно даже эко, но это не афишируется и не отражается на его стоимости. 

К чему я это все, помимо того, что хочу в тишину леса? А мысли три:

  1. Берлин жаль. Дорого, дешевле не будет. Жилья больше уже не станет, прирост населения города не остановить. Потому что равно как нет соевого молока в сердце Бранденбурга, так нет там и работы. Из глубинки в город — это везде так, не только из России в Москву. Пустеют деревни, поселки, города небольшие стареют, вымирают. Лавки закрываются, фермеры сдаются, малый бизнес страдает. 

  2. Несмотря на богатый ландшафт диджитал-работодателей Берлина, никто пока не готов отказаться от устаревшей схемы офисной работы с 9 до 6, что не вяжется с их прогрессивным позиционированием. Не говоря о более закостенелых и тяжелых на изменения крупных фирмах и гос. аппарате. А было бы это весьма неплохо, даже важно. Почему?

  3. Просто хотя бы потому, что это разгрузит города. Это возродит те места, которые сейчас проваливаются в забвение. Не все хотят жить в городе, не все любят Берлин (Гамбург, Франкфурт, Дюссельдорф, Мюнхен) настолько, чтобы тратить время на дорогу по нему, на очереди на просмотр квартиры, на раздражение, на войну за детские сады, врачей. Чем старше, тем сильнее хочется в лес. И не только мне, интроверту, а довольно большому количеству людей, выросших в природе, или тех, кто обзавелся детьми, или тех, кто хочет больше времени проводить там, где тебе хорошо, а не с теми, кто оказался коллегами, а лучше бы глаза не видели.

Стартапы сделали жизнь в Берлине невыносимо дорогой, стартапы должны стать первыми, кто полностью изменит модель рабочих отношений.  Почему этого не произойдет в ближайшем будущем и без активного участия государственных субсидий невозможно? Потому что в Германии до сих пор нет скоростного, качественного и доступного интернета: ни кабельного, ни мобильного, никакого. Пока Фрау Меркель спрашивает на заседании правительства, почему поставить интернет-вышку занимает в Германии больше времени, чем у соседей, ведь качеством эта вышка ничем не лучше, а вот их количество в Германии вызывает просто возмущение, мегаполисы будут дальше трещать по швам, а деревни вымирать. 

Цифровое будущее страны Германия пока за очень большими горами. А должно быть уже вчерашним днем и сделанным делом.