Farida Kiez in Berlin

Основатель Kiez in Berlin Фарида о пути к независимости — через переезд, стартапы и собственные проекты.

Фарида, как ты здесь вообще очутилась?

Я приехала в Германию в свежие 18 лет — на тот момент успела отучиться в родной Казани на германистике, после школы я уже неплохо знала немецкий и учиться мне было очень скучно. Совершенно спонтанно подала за компанию со своей лучшей подругой заявку на программу Au Pair, и, классический случай,  подругу не взяли, а мне буквально через три дня написала семья из Германии, которой очень понравился мой профиль. Родителям я тогда не сказала ни слова, мы начали переписку с семьей, но я не относилась к этому серьезно — у меня была первая любовь, семнадцать лет, весна и было вообще не до всего.

И внезапно через два месяца мне пришли все документы на оформление визы. Пора было рассказать о своих планах родителям — папа не хотел меня отпускать, а мама была уверена, что это всего на год. Мне как раз исполнилось 18 и через неделю я поехала в Москву оформлять визу. Затем взяла в институте академ и уехала в Брукзааль — крошечный скучный городок на юго-западе Германии, где я жила в семье архитекторов с тремя маленькими детьми и было, в целом, неплохо.

А дальше? Очевидно, что через год ты не уехала в Казань.

Да, через год я решила, что возвращаться в Россию не стоит и подала документы в несколько вузов. И меня взяли в Хайдельберг на отделение японистики, где я проучилась два года.

Учеба два года катилась в никуда — курс предполагал очень активное домашнее обучение — приходишь после занятий и сам все учишь. Но если ты живешь один и тебе надо после занятий подрабатывать, то такой формат не подходит. Я долго не хотела сдаваться, но в итоге все равно перевелась на компьютерную лингвистику — за это мною какое-то, весьма короткое правда, время очень гордился мой папа. С этим факультетом у меня тоже не задалось. Оказалось, что компьютерная лингвистика — это не совсем о любимых мною языках, вернее вообще не о них. Программирование я не осилила. Еще через какое-то время перевелась в последний раз — на курс немецкого как иностранного языка и курс польско-русской литературы.

Farida Kiez in Berlin

Что привело тебя в Берлин? Переехать из Хайдельберга в Берлинне близкий путь.

В общей сложности я прожила на юге Германии восемь лет, окончила университет, вышла замуж и развелась, а осенью 2010 случился ужасный экзистенциальный кризис. Я начала подавать заявки на практику в Уругвай, в Боливию, Эквадор — куда угодно, лишь бы уехать и не оставаться там, где я была. И внезапно мне подвернулась практика в Берлине. Я прошла полуторачасовое телефонное собеседование, после чего мне прислали договор. В итоге я отметила Новый год в Хайдельберге, собрала вещи и ровно 1 января села на автобус, приехала в Берлин и вышла на работу. Бросила просто все к черту, оставила там кучу вещей, каким-то чудом пересдала комнату. Так я оказалась в сфере берлинских стартапов.

Первый месяц я жила у подруги в Нойкельне и не понимала, зачем я столько лет учила немецкий. С моей внешностью ко мне все сразу в магазинах обращались на турецком, а английского я тогда практически не знала — по работе приходили имейлы, которые я просто не понимала. Стала учить английский язык, втянулась в работу, мне очень нравилось. Через полгода по истечении первого договора мне повысили зарплату и продлили на следующие полгода договор. Мысли возвращаться в Хайдельберг у меня уже не возникало.

В том же году, ближе к осени мой испанский приятель переманил меня в другой стартап, где соблазняли бессрочными контрактами, а это всегда хорошо. Новая компания оказалась более технической, нужно было писать много обзоров про гаджеты, но зато у меня была там позиция главного редактора по России, где я писала тексты и общалась с фрилансерами, планировала выход статей. Там я начала активно писать и отлично прокачала этот скилл. Но компания оказалась не очень надежной и через два с половиной года я ушла.

После этого ты решила начать работать на себя? Как это вообще  решиться стать ИП в Германии?

Нет, я решилась далеко не сразу и, если честно, постепенно. После ухода из фирмы я радостно не делала ничего год и жила на выплаты заслуженного пособия по безработице. Это было лучшее время, конечно же. Потом, устав лениться, я начала подрабатывать копирайтерством для России, правда рубль вскоре рухнул и нужно было искать работу здесь.

Тут я вспомнила о своем образовании и постепенно начала преподавать немецкий. Оказалось, что это доставляет мне огромное удовольствие — ужасно радует, когда видишь, как люди начинают пользоваться языком, их первые успехи и победы. Особенно когда человек приходит и говорит, как практически все начинающие учить немецкий, что немецкий — это ад, ужасный язык. Мне удается людям доступно объяснить сложную грамматику, избавить от страхов, помочь разговориться. Как говорит моя мама, у меня просто не было выбора: я четвертое поколение преподавателей в семье.

Farida kiez in berlin

Параллельно с преподаванием появился первый, назовем его пилотным, вариант Kiez. Он выглядел несколько иначе, но уже был аккуратный, светлый и минималистичный. Я начала писать про Берлин и искать оптимальный формат для статей и вырабатывать стиль, который бы меня устраивал.

Собственно благодаря тому началу Kiez меня нашел стартап из Лондона, они захотели чтобы я писала все то же самое — обзоры про Берлин и Германию — но для них. Так появился долгосрочный проект, помимо преподавания, который меня удовлетворял финансово и предлагал свободу места и передвижения. Мы сотрудничали больше года — вплоть до их банкротства. К этому моменту я поняла, что мне действительно очень нравится писать и надо этим заниматься.

После банкротства постоянного источника заработка ты не сдалась? Не было желания вернуться в офисную жизнь, к стабильности? Как ты зарабатываешь, если не секрет?

Знаешь, в какой-то момент мне стало очевидно, что в офис я никогда не вернусь — я не могу и не хочу настолько неэффективно тратить свое время. Моя формула самостоятельности выглядит так: я преподаю немецкий, частным образом и на фирмах, пишу на заказ тексты для стартапов и различных фирм, иногда занимаюсь переводами. Оставшееся время при наличие сил отдаю Kiez. 

Работать на себя страшно, бывают действительно критичные моменты — когда нет ни заказов, ни денег, и вообще неясно как жить. Но я не жалею. К тому же у меня очень терпеливый и выносливый любимый, который меня поддерживает и подталкивает. Если я начинаю капитально сомневаться в происходящем и ставить под вопрос просто все на свете, он первый, кто напоминает мне, что все в порядке.

Farida Kiez in Berlin

В прошлом году  я сделала последнюю попытку вернуться в офис — меня хватило на три месяца. Я окончательно убедилась, что так бездарно свое время я тратить не могу. С одной стороны я точно так же сижу дома перед компом и работаю часами подряд, но если я понимаю, что мне очень надо просто сделать паузу — то у меня есть всегда такая возможность. Я составляю график, комфортный для меня, а не работаю от звонка до звонка, с 9 до 18, потому что так положено. Невозможно быть продуктивной по расписанию.

А с “технической” стороны? В Германии сложно открыть ИП?

Вообще нет! Стать официально финансово независимым фрилансером в Германии — это буквально один поход в налоговую, и единственное требования государства к тебе — это отчитаться о своих доходах в конце финансового года. Больше государству не интересно ничего. При этом в Германии гуманное налогообложение для начинающих фрилансеров. Если же не получилось — просто закрываешь свою деятельность. Здесь государство устроено так, что мелкий частный бизнес поддерживается и лишний раз к тебе приставать и усложнять жизнь не будут. Медицинская страховка, пенсионные взносы — все это также можно урегулировать и не бояться идти к зубному за сумасшедшие деньги или же не знать, что будет в старости. Это приятно.

Давай вернемся к Kiez in Berlin. Зачем тебе этот проект? Ты думаешь, писать на русском о Берлине имеет до сих пор потенциал?

Когда я переехала в Берлин, то слабо знала английский и не могла читать многочисленные прекрасные сайты на английском о Берлине, ну а качество немецких и русских сайтов о Берлине — это был и есть ад. Поэтому идея писать на русском про Берлин до сих пор кажется мне очень удачной. Берлин — крутой город и ужасно обидно, когда люди приезжают и он им не нравится.

Приезжающие в отпуск туристы ходят скучнейшими тропами, с которых стоит сворачивать. Они в жизни не заедут в Нойкельн и не увидят Klunkerkranich или же никогда не отправятся в “страшный” район Веддинг, а он прекрасен, там много любопытного. А я их мотивирую.

Хотя я с тобой согласна: владеющие свободно английским экспаты могут найти большое количество информации на английском. Поэтому я стараюсь совмещать развлечения с жизненно важными вещами: как найти квартиру в Берлине, как прописаться, как ходить по немецким гос.инстанциям, какие страховки стоит заключить. Такая информация необходима тем, кто переезжает в Берлин и не говорит пока по-немецки, им статьи могут помочь быстрее решить какие-то бюрократические и технические моменты. Вот ты знаешь, к примеру, почему в Германии все платят за радио и телевидение немалые деньги в год?

К тому же я человек, склонный к лени и безделию. Kiez же мотивирует меня выходить из дома и постоянно изучать город, знакомиться с новыми людьми.

Farida kiez in berlin

Хорошо, ты пишешь о развлечениях в Берлине и, скажем, о жизни в Берлине. Ты думаешь вводить новые темы? Чего ждать твоим читателям?

Идей много, правда не так много времени, как хотелось бы! Например, сейчас я начинаю писать о девушках-экспатах в Берлине, которые живут здесь и создают собственные проекты в городе: открывают свои бары, музыкальные или художественные школы, детские сады и коворкинг-спейсы. Таким образом они сами становятся частью городской среды, сами создают город. Берлин — это все еще город возможностей. Он стал дороже, но все равно. Надеюсь, такие истории будут мотивировать других людей, скажем пока сомневающихся, которые хотят что-то здесь попробовать, начать это делать.

Ждет статей раздел “Дети”, где я хочу делиться с родителями детскими кафе или чайлд-фрэндли ресторанами. Рассказывать, как устроить ребенка в дет.сад или школу. Какие курсы русского языка существуют или же магазины с классными детскими книгами.

Ты пишешь очень нейтрально. Если бы мы с тобой не были знакомы, я бы была уверена, что за Kiez стоит редакторский коллектив минимум из 3-4 человек.

Да, я пытаюсь рассказывать о нем предельно нейтрально и объективно, от неопределенного количества лиц и авторов. У меня нет желания и цели переключить все внимание на себя — с одной стороны, я совершенно не публичный человек, не люблю и не умею себя пиарить. С другой стороны и не обо мне речь: мне интереснее рассказать о крутых местах, чем о своем мнении о них.

Я пишу, почему то или иное место стоит увидеть или в тот или другой ресторан обязательно зайти, аргументируя интерьером, эпически веселыми официантами, романтикой или же видом из окна, а не тем, что я зашла грустная, а вышла веселая.

Хотя в первую очередь в ресторане должно быть вкусно, в баре хороший алкоголь, в магазине интересный выбор товаров. Если мне нравится место, я просто достаю телефон, делаю фотографии, общаюсь, если есть возможность с теми, кто открыл заведение, будь то ресторан, кафе или магазин, и выспрашиваю всякие интересные факты и подробности.

Сложно было монетизировать Kiez?

Сейчас я раскрою страшную тайну. Если честно, Kiez — чистой воды альтруизм, он практически не приносит мне доходов. И я не знаю, будет ли он когда-нибудь приносить столько, чтобы заниматься исключительно им. Но мне просто нравится этот проект, он полезный и классный. Конечно, если найдется маркетолог с гениальной идеей как монетизироваться — я открыта для идей!

Послушайте также интервью с Фаридой для радио Русский Берлин.

Спасибо большое за помощь в подготовке интервью Наталье Липчанской!