18175675_10212481950673407_1033219563_o

Юля Белоусова накануне ежегодного события Gallery Weekend в Берлине поговорила с Kiez о рынке искусства, мире галерей, а также о том, почему она придумала проект Ephemeral Dinner и помогает молодым художникам. В какие галереи в Берлине стоит ходить, на какие выставки успеть во время Gallery Weekend и что значит — быть куратором?

Юля, ты — куратор-фрилансер, создаешь свой собственный проект Ephemeral Dinner, о котором мы разумеется поговорим. Ты наверняка знаешь все о мире галерей и современного искусства. Он правда такой классный, каким кажется на мероприятиях как ABC Berlin или Gallery Weekend Berlin?

Галерейный мир — это глубже и больше. То, что ты видишь — действительно очень красиво. И мир искусства действительно прекрасен и заманчив, пока речь не начинает идти о коммерческом аспекте и не встает вопрос о прибыли. Часто ли ты задумываешься о том, как устроена галерея?

Если честно нет. А как?

Рынок искусства, это прежде всего рынок: спрос и предложение. Соответственно рынок ведётся по определённым правилам. По образованию я искусствовед, плюс училась в области СМИ и рекламы, в Гамбурге. Это дало мне отличную теоретическую базу, знакомство с музеями и современным искусством, красивым миром арта с идеальной стороны. После учебы я занялась профессиональной деятельностью и столкнулась с фактом, что реальность сильно отличается от того, к чему готовили в университете. Это не новость и в принципе логично.

Попав в коммерческую систему искусства, у меня начало развиваться некоторое отторжение. Я поняла, что если продолжу работать в галереях, то изменю сама себе. Я пришла в галерею с наивными представлениями, мне хотелось работать с прекрасным, с художниками, делать хорошего качества выставки, совершенно искренне я думала, что тут все только об искусстве.

18159853_10212490393804480_427176383_o

Это не так?

И да, и нет. Нельзя забывать, что на самом деле галерея — это прежде всего коммерческое предприятие. Каким бы не был её фокус, факт остается фактом: галерея — это не музей, у нее другие цели и способы финансирования. Разумеется, фундамент галерей — художники. Галереи стараются поддерживать миф, что заботятся о художниках как о собственных детях, если не больше. По сути же галеристам скорее важны коллекционеры, в последнее время их роль выходит на первый план.

Наличие отличного вкуса, подбор талантливых художников в программу галерее не достаточно для того, чтобы выжить, поэтому в первую очередь им нужны люди, которые будут покупать искусство. Соответственно, чтобы открыть галерею, нужны коллекционеры. Как следствие существует масса вызывающих скорее вопросы галерей. Скажем в Штатах или на Сардинии, в Порто Черво, где отдыхают действительно богатые люди, в изобилии процветают галереи, имеющие мало точек соприкосновения с искусством — я, разумеется, обобщаю — но такие действительно есть. Их главный фактор успеха — контакты.

Мне интересно, а как тогда выживают галереи в Берлине, который все же в первую очередь бедный, а потому уже сексуальный?

У нас в Берлине по статистике около 400, чуть больше, галерей и арт-пространств, из которых не более 10-20 действительно зарабатывают деньги. Я работала в König Galerie, теперь St. Agnes — одной из сильнейших галерей Германии, которая действительно зарабатывает на искусстве, но основные ее покупатели — это швейцарцы и американцы, приезжающие регулярно в Берлин.

Обыватель в Берлине наблюдает верхушку айсберга: ужины, веселые вечеринки, прекрасная жизнь — этакий веселый цирк. По сути же все вертится вокруг одного — прибыли. Прибыль — это коллекционеры. Время коллекционеров, искренне поддерживающих художников материально и идейно, к сожалению уходит в прошлое. Сегодня видят не искусство, а возможность хорошей инвестиции. Многие коллекционеры покупают лишь из желания принадлежать к этому миру.

18160046_10212490386124288_1337279517_o

При этом, положа руку на сердце, я могу честно сказать, что, грубо говоря, 90% людей вообще не разбираются в искусстве. Покупают обычно имя, которое на слуху. В Берлине минимальный процент коллекционеров ходит на персональные или групповые выставки, открывает для себя новых художников. Нет ни времени, ни желания разбираться. Сегодня принадлежность к искусству — это модный имидж.

Второй способ заработать — ярмарки искусства. Frieze London, Fiac Paris, Art Basel — здесь галерея занимается продажей. Правда, чтобы принять участие в ярмарке, помимо, безусловно, хорошего качества работ, чтобы пройти через отборочный комитет, необходимо оплатить участие. Взносы варьируются, от десяти-двадцати тысяч за площадку. К этой сумме добавляются отели, галерейные ужины, бесплатные для приглашенных коллекционеров. Это лишь часть механизмов, скрывающихся за прекрасным миром искусства.

Говоря о галереях в Берлине. У тебя есть фавориты?

Из тех, что есть, я бы безусловно выделила König Galerie, не потому, что я там работала, а потому что это действительно сильная галерея и единственная в мире, расположенная в здании бывшей церкви такого масштаба. Чтобы превратить это сакральное пространство в галерею была проведена колоссальная архитекторская работа.

Schinkel Pavillion — некоммерческое пространство, которым управляет бывшая художник, теперь куратор Nina Pohl. Это удивительная женщина, которой удается выставлять в Берлине ведущих художников мира. К примеру Goshka Macuga, польская художница, работы которой представлены в Fоndazione Prada и после в Берлине в Schinkel Pavillion. Ей также удалось выставить работы Paul Mccarthy, ведущего американского художника. Нина Поль правда привозит невероятно сильных мировых художников.

CFA Berlin: Contemporary Fine Arts — отличная галерея, которая сейчас, правда, в процессе переезда в Западный Берлин. Галерея на Linienstrasse, которую невозможно найти, если не идти туда целенаправленно — Neugerriemschneider Gallery (Linienstraße 155, 10115 Berlin). Она расположена во дворе красного кирпичного здания недалеко от пересечения с Tucholskystrasse. Эта галерея также работает с мировыми именами, как Ай Вейвей, Иза Генцкен, Олафур Элиассон, Рикрит Тиравания, к примеру.

18159826_10212490386324293_1180597500_o

До сих пор считается, что изобилие галерей — это район Митте, Linienstrasse и Auguststrasse. Правда же в том, что интересные галереи из Митте переехали. Из оставшихся здесь стоит зайти в Eigen+Art на Augustrasse. Galerie Sprüth Magers на Oranienburgerstr. Хотя бы раз нужно побывать в me Collectors Room.

Если искать интересные галереи, то надо двигаться на Potsdamer Strasse, если быть точнее, то в бывшее здание Tagesspiegel по адресу Postdamerstrasse 77-87. Туда переехали многие галереи. Только в одном этом здании пять серьезных. К примеру  Plan B или же Blain Southern.

Почему при всем твоем разочаровании в мире современного искусства, ты сосредоточилась именно на нем? Как родился твой проект?

Как раз поэтому. Мое разочарование заставило меня сделать что-то, что реабилитировало бы мое присутствие в арт-мире. Ephemeral Dinner — это примерно как Kiez in Berlin для тебя, твое детище. Этот проект не приносит денег, но приносит удовольствие и ощущение, что я делаю мир немного лучше.

Почему ты решила объединить искусство и еду? В чем суть Ephemeral Dinner? Речь правда об ужине?

В двух словах: я организовываю выставку для молодого художника, чьи работы мне интересны и интегрирую в найденное мною выставочное пространство ужин, в процесс приготовления которого вовлечен молодой художник и ментор — второй приглашенный мною, уже состоявшийся, известный художник. Ужин втроем — скучно, поэтому я приглашаю еще 30 человек. Это в двух словах.

Если глубже, то моя вторая страсть в жизни — кулинария. Я обожаю готовить. Эта страсть развилась у меня со временем, и большое влияние на меня оказал Неаполь, где я прожила полгода во время учебы. В кулинарии мне важен процесс эксперимента со вкусом, внешним видом. К тому же кулинария имеет много точек соприкосновения с искусством. Хотя бы потому, что, к примеру, купить холст и краски может каждый, равно как помидоры и чеснок, но не у каждого получится работа уровня Микеланджело, равно как не у каждого выйдет гаспачо.

Не могу сказать, что из этих двух вещей я люблю сильнее. Как-то я прочитала очевидную вещь: нужно делать то, что нравится. Если же нравятся две вещи — объединить их так, как никто до тебя этого не делал. Именно так возникла идея моего проекта — Ephemeral Dinner.

12279091_692801390856647_1817940432364807134_n

Разумеется, невозможно изобрести колесо во второй раз. Прежде, чем всерьез заняться проектом и объединить кулинарию с искусством, я изучила все предыдущие подобные опыты. Мало кто задумывается, но факт: традиция совмещения еды и искусства существует давно. В качестве примера можно привести французские салоны, когда богатые женщины Парижа выступали в роли меценатов и занимались организацией ужина для молодых художников, которым они симпатизировали, представляли их и их работы высшему свету. Говоря о более близком к нам времени, мой герой — Даниэль Спёрри, создавший в 60-ые направление eat art. Он в более буквальном смысле свел эти два мира в единое целое.

То, чем занимаюсь непосредственно я, описывается термином современного искусства — relational aesthetics — искусство взаимоотношений. Тайский художник Риркрит Тиравания в 90-ые провел в музее современного искусства или МОМА в НьюЙорке, акцию, суть которой заключалась в следующем: прямо там он приготовил тайскую лапшу. Казалось бы, и что? Но именно таким образом он изменил привычные пассивные роли посетителей музея, сделав их участниками происходящего, заставив их взглянуть и на пространство, и на представленные там работы с новой перспективы, статью частью произведения и вступить в активную роль, общаясь с другими посетителями во время приёма пищи. Это то, что я делаю на своих вечерах.

Кроме этого мне страшно хочется воссоздать связь “художник — ментор”, “подмастерье — мастер”. Сегодня художник, достигая успеха, становится чем-то вроде суперзвезды, его контакты невозможно найти Это печально, хочется обмена.

Что для тебя самое основное в организации вечера?

В моем проекте есть, во-первых, пространство, подобранное специально под работы молодого художника, а не наоборот. В этом, кстати, проблематичность галерей, которые в некотором роде ограничивают свободу художника: архитектура и размер определенного помещения уже сужают формат выставляемого искусства. Видеоарт, инсталяции, перформенс — эти виды искусства специфичны и сложнопродаваемы. Я же интересуюсь любыми видами творческого самовыражения и, исходя из того, какое искусство представляет художник, нахожу оптимальное для этого помещение. Это первый аспект.

12244255_692845824185537_1366384266855579747_o

Вторая составляющая вечера, безусловно, художник-ментор. В принципе вся кураторская деятельность строится на интуиции. Я стараюсь подбирать по собственным ощущениям совместимости молодого и известного художников. При этом ментору должны быть как минимум симпатичны работы молодого художника. К ним же двоим, как главным актерам ужина, у меня нет совершенно никаких требований. Они вольны придумать на ужин что-то свое, могут просто заказать суши. Если же в процессе готовки еда сгорит — ну значит это часть этого вечера. Удивительно, но чаще всего для обоих художников — этот вечер довольно сложная задача. Они правда искренне переживают, стараются ублажить посетителей, не упасть в грязь лицом.

Наконец третья составляющая моего концепта — приглашенные на ужин гости. В микромире искусства принято проводить gallery dinners — ужины, которые устраивают галеристы для важных людей. Это могут быть критики, которые могут написать положительную статью о выставке, или же коллекционеры, которые могут заинтересоваться новым именем и купить работу. В принципе, когда ты часто курсируешь по ярмаркам искусства, ты видишь одних и тех же людей, что логично, но со временем становится и скучным, и предсказуемым, и не несет ничего нового.

В моем случае в виде легкой иронией над происходящем в мире искусства я также приглашаю от силы 30 человек, рассаживаю их за стол. Некоторые из них работают в мире искусства и могли бы быть полезны для молодого художника, скажем галерист, которому могли бы быть интересны работы художника. Большинство же приглашенных гостей не имеют ничего общего с этим миром. Это может быть студент биологии, человек из мира стартапов — я приглашаю интуитивно и субъективно, по принципу совместимости и приятности компании, которой было бы интересно разделить ужин. Зачем? Потому что мне хочется расширить этот узкий мир искусства и пригласить тех, кто никогда бы не смог оказаться за одним столом с известным художником, например, просто потому, что он о нем никогда не слышал.

18120331_10212490386204290_1806938964_o

Ephemeral Dinner переводится как эфемерный ужин, довольно ускользающее название. Как ты придумала его?

Название для меня — это также рефлексия на происходящее в арт-среде и на рынке искусства, этакая легкая критика в милой форме. Ephemeral ассоциируется с быстротечностью. Смотри, раньше коллекционер покупал картину в коллекцию и продавал ее только, если ему необходимы были средства.

Сейчас же это невероятно быстрая и банальная цепочка: галерея продает коллекционеру картину, тот продает ее нередко течение того же года через аукционный дом, дом продает картину с аукциона дальше. Я эту цепочку — отчасти в шутку — называю фастфуд.

У меня, например, большой вопрос: а где тут качество искусства, какую роль играет содержание? По сути, этот процесс крайне деструктивен для художника, который предположим в 32 достигает успеха и выставляется во всех галереях мира, в 33 года его работы попадают на аукцион, в 34 его имя уже забыто. Круг начинается заново. Это потребление, а не искусство.

Сложно договориться с известным художником?

Довольно-таки. У таких людей график расписан на годы вперед. Сегодня художники также живут по дедлайнам, им нужно закончить работу в такой-то срок, под такую-то ярмарку. Плюс нужно всегда привести аргументы, которые убедят их в необходимости участия в моем ужине. Я пока не сталкивалась с отказами, но процесс долгий. Чаще всего соглашаются с самой идеей. Непросто найти прямые контакты и возможность рассказать, зачем и что я делаю.   

Как и когда прошел первый Ephemeral Dinner?

Премьера состоялась 1 августа 2015 года. Накануне вечера было волнительно и страшно, но при этом не совсем понятно, чего именно я боюсь, потому что по сути я сама до конца не понимала, что должно быть. По сценарию после ужина я устраиваю коктейльный прием, на который приглашаю еще около 50 человек. В тот вечер пришло 300 человек. 300 человек — это было одновременно и очень по-берлински предполагаемо, но все-таки и очень внезапно. Это был успех, который меня вдохновил продолжать.

_mg_4673

Сколько времени занимает организация вечера?

Сам процесс подготовки занимает минимум 3 месяца: найти площадку, договориться с ней на бесплатной основе; найти спонсора, убедить его в том, что искусство — это хороший имидж; найти контакты интересного мне и известного в мире художника, договориться о времени. 

Моя идея — проводить ужины по всей Европе, всегда накануне ивентов, как сейчас в Берлине Gallery Weekend, или же накануне ярмарок искусства. Почему накануне? Потому что я не хочу создавать конкуренцию галеристам, которые в течение таких мероприятий планируют свои ужины. Я не конкурент уже потому, что ничего не продаю. Но я хочу собрать интересных людей, интернациональную публику и знакомлю их в неформальной обстановке с двумя художниками и работами молодого.

Какой твой план захвата мира? Ты же не остановишься на Берлине?

После каждого ужина я зарекаюсь и говорю, что никогда больше не стану этим заниматься, это колоссальный труд, но я делаю это прежде всего для себя. Поэтому ужинов было уже пять, сейчас будет шестой, снова в Берлине. Последний ужин я провела в январе в Москве, это была для меня важная премьера. Я из Москвы и провести ужин именно там было для меня принципиально важно.

К тому же в Москве совсем другой уровень восприятия искусства, там пока не понимают, что значит relational aesthetics. В Москве научились понимать слово перформенс и угадывать в нем искусство. Моя же концепция пока нова и практически никто из моего круга общения не понимал до конца, чем я занимаюсь. Объяснять можно бесконечно, но намного эффективнее показать. Что я и сделала.

Говоря о перспективах на года: я планирую ужины Париже, Базеле, Венеции и хочу рискнуть и взять штурмом Нью-Йорк, Гонконг.

Чего ты боишься больше всего?

Потерять мотивацию. Я часто сталкиваюсь с тем, что формат моего мероприятия вызывает много вопросов. Я отдаю себе отчет в том, что Ephemeral Dinner — новаторское начинание. Все новое нередко сталкивается с непониманием или отрицанием. Это меня иногда пугает.

12240947_692849380851848_8819910523930844602_o

Хорошо, Ephemeral Dinner для тебя альтруизм, но тебе же надо зарабатывать. Как?

Ephemeral Dinner — хорошая реклама моей работы. Я уже проводила коммерческие ужины, когда ко мне обращались художники с просьбой организации ивента. Я берусь за такие проекты с удовольствием. При этом я отличаюсь от агентств не только по стоимости, но содержанием. Для меня в первую очередь важен художник и концепция мероприятия, его честность и душевность. Кроме того ко мне обращались и галереи, которым я помогала с ужинами. Берусь и за ресерчи художников, правда только, если мне это интересно. Помогаю с пиар-стратегией.

Последний вопрос! В пятницу начинается ежегодный марафон галерей Gallery Weekend Berlin. Куда бы ты посоветовала обязательно сходить?

Сложно выбрать только несколько! Я попробую. Куда обязательно стоит пойти, это 28 апреля на открытие вы ставки Даниэль Спёрри в WE Gallery. В тот же вечер состоится открытие выставки нашумевшего в феврале этого года в Нью Йоркском выставочном пространстве Red Bull Studio Bjarne Melgaard, выставка пройдет в CFA. Очень интересной будет групповая выставка, включающая работы Дугласа Гордона, Марко Брамбилла и Янковски, которая посвящена Изабель Юппер, выигравшей в этом году Golden Globe Award за фильм «ELLE», выставка пройдет в Michael Fuchs Gallery. Масштабная выставка берлинского художника Jonas Burgert в впечатляющем пространстве Blain / Southern. Наконец из молодого поколения стоит посмотреть Maximilian Arnold в DUVE Gallery. Выставки Martin Assig и Volker Diehl определенно также надо занести в список обязательного.

Кроме этого, Юля рассказала нам о лучших ресторанах, кафе и барах любимого ею района Митте и получился отличный гастро-путеводитель, который нельзя оставить без внимания.

Potocredits: Rasmus Bell, Anastasia Lobanova, Ephemeral Dinner, Yulia Belousova